powered_by.png, 1 kB

Содержание раздела "От первого лица ..."

Open All | Close All


Главная arrow От первого лица arrow 2001.01 Проблемы нормативной базы госзакупок
2001.01 Проблемы нормативной базы госзакупок
Автор Дамир Абдрахимов, к.т.н.   
12.02.2008 г.
Исходный вариант моего интервью, переданный для публикации в бюллетене"Конкурсные торги" в номере за январь-февраль 2001 г. Пытаюсь объяснить, почему мне кажется маловероятным формирование в ближней перспективе гармоничной и непротиворечивой нормативно-правовой базы конкурсных госзакупок.

Внимание! В этом файле содержится промежуточный вариант материала, готовящегося для публикации в "конкурсных торгах". Материал еще будет сокращаться и редактироваться, так что прошу его не распространять. Данный материал предназначен только для слушателей моих лекций 14-16, а также 27-28 февраля 2001 года, которые не будут иметь возможности позднее скачать с моего интернет-сайта доработанную версию данного материала.                   Дамир Абдрахимов, к.т.н.             27.02.01.

С просьбой изложить свое мнение по основным текущим проблемам формирования нормативно-правовой базы отечественной системы конкурсных закупок продукции для госнужд (СКЗ ГН) «КТ» обратились к одному из наших постоянных авторов, специалисту по конкурсным госзакупкам, ведущему научному сотруднику ГосНИИ «Аэронавигация» к.т.н. Д. Абдрахимову[1]

Как вы оцениваете общую ситуацию с формированием отечественной конкурсной системы?

Конечно же, в целом положительно. С выходом Указа Президента РФ от 8 апреля 1997 г. № 305 (далее - Указ-305) в стране стала работать гораздо более эффективная система расходования бюджетных средств, нежели ранее. Это очевидно для всех и я не стал бы останавливаться на достижениях. "Рапортовать" о них должны те, кто имеет на это моральное право, т.е. специалисты, результатами действий которых являются эти достижения. Но, как и в любом серьезном деле, у нас остается много нерешенных проблем, некоторые из которых я бы предложил к обсуждению.

Чтение курса лекций "Нормативно-правовая и методическая база конкурсных закупок продукции для госнужд" в Специализированном центре «Конкурсные торги»  МЭИ (СЦКТ)определяет мой первоочередной интерес к формированию нормативно-правовой базы (НПБ) и ко всем проблемам регулирования гражданско-правовых отношений, возникающих в связи с конкурсными госзакупками. Главной мне представляется проблема гармоничного встраивания НПБ госзакупок в существующую российскую гражданско-правовую систему, регулирующую имущественные отношения. Без этого фундамента любой конкурс будет являться карточным домиком, который может быть обрушен любым исковым заявлением, основанном на имеющихся противоречиях и неоднозначном толковании базовых понятий.

Для устранения "шероховатостей" необходимо корректировать и совершенствовать обе сопрягаемые правовые системы, как существующую НПБ госзакупок ("надстройку"), так и "базис" (прежде всего - положения Гражданского кодекса (ГК), регулирующие порядок конкурсного заключения госконтрактов). Это не вызывает сомнений, что подтверждается проводимыми Минэкономразвития России работами по подготовке как нового проекта закона о госзакупках, так и предложений по внесению изменений в ГК в данной части. Однако лично мне текущая ситуация не вселяет особых надежд на скорое разрешение данной проблемы.

Почему?

Если коротко, то потому, что:

1. Мы пытаемся реконструировать надстройку без одновременной корректировки базиса.

2. Мы пытаемся реконструировать надстройку без участия разработчиков базиса.

3. В основу нашего проекта реконструкции положен иноязычный универсальный проект-прототип, при переводе и адаптации которого к нашему базису оказались потеряны или искажены некоторые важные элементы.

Быть может, Вы просто пессимист по своей натуре?

Да нет, не пессимист я. Просто помимо собственного участия в различных НИР и ОКР я многие годы занимался научно-техническим сопровождением чужих разработок, т.е. являлся посредником между заказчиками и исполнителями. Опыт постановки задач и подготовки технических заданий на работы (иначе говоря, занятия переводом с языка потребностей заказчика на язык возможностей исполнителя и обратно) превратил меня в законченного формалиста, а опыт экспертизы и подготовки заключений по выполненным этапам работ  - в профессионального оппонента, одна из целей которого - помочь заказчику и исполнителю выявлять на промежуточных этапах работ недостатки, препятствующие успешному достижению поставленных целей.

Ясно. Так что Вы имели в виду насчет "надстройки и базиса"?

Для любого "системщика" очевидно, что встраивая новый или реконструируя существующий элемент в сложной системы надо "подгонять" под систему новый элемент, но никак не наоборот. В самой системе ("базисе") следует стремиться ограничиться минимально необходимой "подгонкой" только тех элементов, которые обеспечивают работоспособность нового элемента, причем проектировать подгонку и базиса и надстройки следует одновременно. Если не получится - придется разрабатывать практически новую систему, что несоизмеримо сложнее и дороже.

Поэтому полагаю, что следует корректировать НПБ госзакупок одновременно с ГК. Тем более, что в нем есть что корректировать, прежде всего - в статьях 447-449 и в главе 57. И не только в связи с конкурсными госзакупками. К примеру, сегодня мне трудно однозначно ответить с гражданско-правовых позиций на такие, вопросы как: "Что такое конкурсный отбор", "Лотовые закупки - это один конкурс или серия самостоятельных конкурсов?", "Допускается ли участие в конкурсах консорциумов (временных объединений) поставщиков и/или инвесторов, если в ГК нет такого понятия?", "Является ли предквалификация составной частью конкурса?" и т.п. По-моему, требует переработки как весь понятийный аппарат, так и типология любых конкурсов. Впрочем, свои взгляды на формирование НПБ и предложения по корректировке ГК я уже излагал в КТ за январь 1999 года. Однако что мы имеем сегодня? Проект нового закона о госзакупках передан на рассмотрение Правительства без предложений по корректировке ГК. Как бы у нас опять «телега не оказалась впереди лошади», а ведь будущий федеральный закон сам является "базисом" для ведомственных и территориальных нормативно-правовых актов (НПА), а также является образцом для НПА системы местного самоуправления.

А кого Вы имели в виду под разработчиками базиса? Юристов?

Да. Согласование проекта закона в опубликованном виде юристами мне представляется маловероятным. Вспомните, юристы никак не пропускали через Правительство первый  основанный на ТЗ ЮНСИТРАЛ проект закона о торгах, как не вписывающийся в российскую нормативно-правовую систему. Нарождающаяся рыночная экономика остро нуждалась в конкурсных госзакупках и текст этого проекта в урезанном виде был проведен через наш эпохальный Указ-305. Но в обход юристов. После этого в Госдуму Правительством был внесен практически все тот же проект закона. После первого чтения Президент направил в Госдуму отрицательное с юридической точки зрения Заключение на проект. К третьему чтению закона думские юристы переделали проект до неузнаваемости и мы получили действующий ФЗ-97. В целом он достаточно удачно вписывается в существующую гражданско-правовую систему, но экономическая суть во многом оказалась выхолощенной. Экономисты вполне обоснованно критиковали ФЗ-97, и именно поэтому Правительство дало поручение Минэкономики России подготовить новый проект закона, сводящий воедино все действующие законы о госзакупках и устраняющий недостатки ФЗ-97. И вот в сентябрьском номере КТ этот проект был опубликован. Что же мы там увидели? В части конкурсных процедур - в основном все тот же основанный на тексте ТЗ ЮНСИТРАЛ первый правительственный проект закона о торгах и Указ-305. По-моему, это свидетельствует о том, что юристы в работе над последним законопроектом вряд ли участвовали, и они вряд ли его пропустят его без существенных переработок, что опять потребует времени. Если только не будет задействован "административный ресурс", что для нынешнего состава депутатского корпуса Госдумы представляется весьма существенным.

А если депутаты примут новый закон о госзакупках, несмотря на возражения юристов?

Если противоречия с ГК не будут устранены, последствия будут плачевными. Можно сколько угодно - и заметим, обоснованно - утверждать, что статьи 447-449 и (с оговорками) главы 57 действующего ГК ориентированы  не на конкурсные закупки, а на конкурсные продажи. Однако дело в том, что юристы обладают развитым системным мышлением и обычно формулируют нормы права при помощи универсальных понятий. Для них что покупка, что продажа - действия симметричные ("оборот имущества"). Аналогично, для юристов все равно,  что организатор конкурсных закупок, что организатор конкурсных продаж ("обладатель имущественных прав"). И, несмотря на то, что при написании этих статей разработчики ГК о конкурсных закупках явно не задумывались, юристы с моей точки зрения вполне обоснованно уверены в том, что конкурсные госзакупки регулируются именно этими статьями (см., например, публикацию в КТ№5 за 1998 год, стр. 28-34). При судебном рассмотрении гражданско-правовых споров, связанных с конкурсными госзакупками, выносить решения будут не экономисты, а именно юристы. И можно не сомневаться, что при противоречиях между ГК и конкретным законом  любой судья примет решение на основе именно ГК.

Следовательно, любые конкретные конкурсные госзакупки окажутся под дамокловым мечом прогнозируемых судебных решений, а вся построенная без юристов (при помощи "административного ресурса") система конкурсных госзакупок может рухнуть после первых разъяснений высших судебных инстанций.

Почему же ничего такого не случилось за время действия Указа-305 - ведь обращений в суды, по сути дела, не было?

Во-первых, надо отметить низкий уровень правовой культуры нашего общества. Но это вопрос времени. К примеру, к нам на учебу все чаще приходят представители поставщиков и консультантов, которые живо интересуются вопросами юридической чистоты конкурсных процедур. Во-вторых, ставки в игре были недостаточно высоки. Посмотрите на судебные тяжбы и разъяснения Высшего Арбитражного Суда по инвестиционным конкурсам. Там игра стоит свеч. И, самое главное, госзакупки регулярны и поставщику судиться с госзаказчиком - себе дороже. Осталось дождаться, когда кого-то из поставщиков обидят настолько, чтобы он не пожалел времени и сил, чтобы наказать обидчика в судебном порядке. Жаль, что расплачиваться при этом будет государство.

Но ведь в ТЗ ЮНСИТРАЛ, лежащем в основе нового законопроекта, отражен международный опыт госзакупок.

Сам ТЗ ЮНСИТРАЛ, как самостоятельный документ, мне очень нравится. Если отвлечься от проблем перевода, я даже восхищен хорошей структурированностью, продуманностью и аккуратностью некоторых его положений. Но уж слишком он подробен. Неправильно регламентировать федеральным законом мелкие детали закупочных процедур, да еще единые для всех видов конкурсов. Ведь когда практика покажет необходимость менять некоторые не слишком существенные элементы закона, это придется делать также через высших законодателей, что неэффективно. Например, при закупках продукции с ядовитыми или радиоактивными компонентами в перечне критериев оценки обязательно должны присутствовать расходы на их утилизацию, а в перечне разрешенных критериев их нет. Регламентировать в деталях все жизненные ситуации невозможно в принципе и поэтому надеяться на универсальность любого закона просто наивно. Это наглядно видно на примере проблем с применением ст.447-449 ГК к конкурсным закупкам, хотя эти статьи были написаны юристами высшей квалификации. Поэтому лично я бы в федеральном законе ограничился только действительно универсальными ключевыми нормами, а максимум детальных регулирующих функций возложил бы на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти (УФОИВ). Ведь его специалистам возможно относительно оперативно доказать необходимость конкретных организационных новаций в исключительных случаях, а закону ничего доказать нельзя.

Что более важно, ТЗ ЮНСИТРАЛ содержит ряд ошибочных с точки зрения теории многокритериального выбора положений, которые не мешают 99 процентам конкурсов (при  закупках простой продукции), но препятствуют эффективным госзакупкам сложной продукции (см. мои публикации в КТ за июнь и ноябрь 1999 года). Можно было бы предположить, что это целенаправленная операция каких-то спецслужб против эффективного развития передовых отраслей экономик некоторых стран, но нет. В ТЗ ЮНСИТРАЛ большинство таких положений закрыто специальными оговорками, и прежде всего оговоркой, что положения ТЗ не применяются при закупках в интересах обеспечения национальной безопасности и обороны. Другое дело, что когда конкретные страны эти оговорки исключают. Здесь ТЗ ЮНСИТРАЛ не виноват.

И самое главное: ТЗ ЮНСИТРАЛ - документ из чужой нормативно-правовой среды, не всегда совместимой с нашей гражданско-правовой системой.

А в чем здесь проблема? Ведь на первый взгляд не особенно сложно подкорректировать под ТЗ ЮНСИТРАЛ наш ГК, где конкурсы упоминаются всего лишь в нескольких статьях?

"Подправить" ГК в сторону приведения его в соответствие концепции ТЗ ЮНСИТРАЛ путем изменения только статей 447-449, по-моему, невозможно. Этому препятствует вся заложенная в ГК система регулирования гражданско-правовых отношений. Я бы тут выделил четыре основных момента.

Первое. По нашему ГК заключение договора на торгах - это серия гражданско-правовых сделок, т.е. действий, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (в т.ч. имущественных). Почему серия сделок? Потому что с момента публикации извещения о проведении конкурса до определения победителя на разных этапах конкурса меняются как контрагенты организатора конкурса (поставщики - претенденты - участники - победитель), так и права и обязанности сторон. А регулированию сделок посвящены ст.153-181 ГК. И попутно: именно из-за этой смены контрагентов думские юристы заложили в ФЗ-97 два разных понятия: поставщик и участник конкурса, что в новом проекте опять потерялось.

Исходя из понятий ГК публикация извещения о проведении конкурса  уже является односторонней гражданско-правовой сделкой. С появлением первого заинтересовавшегося конкурсом претендента сделка превращается в двухстороннюю и уже является договором. Со временем этот договор становится письменным (стороны фиксируют взаимные права и обязанности: со стороны организатора конкурса - в конкурсной документации (включая извещение о проведении конкурса), а со стороны участников - в конкурсных заявках). Лично мне эту серию договоров нравится называть "договор на проведение конкурса" (не путать с госконтрактом и договором между госзаказчиком и специализированной организацией!). Финальной двухсторонней сделкой конкурса является оформление и подписание организатором протокола о результатах конкурса. И этот протокол с момента его подписания победителем конкурса имеет силу договора и является основанием для заключения итогового послеконкурсного договора - госконтракта.

Как многосторонние, так и односторонние (с учетом оговорки в ст.156 ГК) гражданско-правовые сделки регулируются общими положениями об обязательствах и договорах, и прежде всего - разделом III ГК "Общая часть обязательственного права" и в частности - подразделом 2 этого раздела ГК "Общие положения о договоре". В соответствии с этим извещение и конкурсная документация, как неотъемлемое приложение к извещению, являются публичной офертой, т.е. они фиксируют принятие организатором на себя обязательств по проведению конкурса в оговоренные сроки на оговоренных условиях. И здесь кроется первое существенное отличие. ТЗ ЮНСИТРАЛ в соответствии с международными предпринимательскими обычаями предусматривает возможность отклонения организатором всех заявок, т.е. отказа от проведения конкурса. Более того, методические рекомендации по проведению конкурсов, введенные приказом Минэкономики №117, уже внесли в головы многих госзаказчиков положение из типовой конкурсной документации Всемирного банка о возможности отказа организатора от ответственности перед поставщиками за своевольное отклонение всех заявок. Но по нашему гражданскому законодательству все не так. Если предпринимательская деятельность большинства зарубежных стран регулируется нормами торгового (коммерческого) права, то у нас она регулируется гражданским законодательством. Ст.310 ГК дает возможность предусмотреть в договоре односторонний отказ от исполнения обязательства или изменения его условий только в случае осуществления сторонами предпринимательской деятельности, что к госзакупкам не относится. Такую оговорку можно было бы провести в новом законе и для госзаказчиков, но это противоречило бы всему духу гражданского законодательства, пропитанного принципами справедливости и равенства участников правоотношений. Бремя хозяйственных рисков и ответственности стороны должны нести в одинаковой степени. Именно поэтому в п.3 ст.448 действующего ГК установлены условия и санкции за отказ от проведения торгов (читай - отказ в приеме заявок), а в п.5 той же статьи - условия и санкции за отказ от подписания итогового протокола (читай - отказ от определения победителя). Еще в большей степени это относится к главе 57 ГК, которая, по мнению юристов, действует для наших публичных конкурсов в части, не урегулированной статьями 447-449.

Второй момент также связан с принципом равенства сторон обязательств, а конкретнее - с симметричностью обеспечения исполнения обязательств. В предыдущих публикациях я уже отмечал проблемы, связанные с требованиями ГК о внесении задатка. Почему законодатель указал именно задаток, а не другие способы обеспечения обязательств (в частности - банковскую гарантию, залог или поручительство)? Осмелюсь предположить, что, помимо прочих причин, законодатели исходили из присущего нашему гражданскому законодательству принципа равной ответственности сторон за неисполнение обязательств. А отличительной чертой задатка является необходимость его возвращения недобросовестным кредитором (читай - организатором, отказавшимся определить победителя конкурса) в двойном размере, т.е. каждая из сторон в случае неисполнения своих обеспеченных залогом обязательств по договору наказывается на одну и ту же сумму. А заложенные в ТЗ ЮНСИТРАЛ банковская гарантия, залог и поручительство не связаны с внесением денежных средств, и как здесь обеспечить симметричность ответственности сторон за неисполнение обязательств я, честно говоря, не знаю. Я бы искал выход во внесении в число способов обеспечения обязательств на торгах денежного залога, только без обращения взыскания в судебном порядке и, естественно, без обязательной реализации заложенного имущества на публичных торгах.

Третье, на что хотел бы обратить внимание, это заложенное в ст.15 и 16 ГК право на возмещение убытков. В обычных предпринимательских сделках стороны могут ограничивать размер возмещения. А в упомянутых пунктах 3 и 5 ст.448 ГК законодатель именно для торгов, установил, соответственно, возмещение реального ущерба и возмещение убытков. Все это, по-моему, никак не стыкуется с международной практикой отказа организатора конкурса от ответственности перед поставщиками за отклонение всех заявок, полностью соответствующих конкурсным условиям.

Четвертый момент касается обжалования действий госзаказчика в вышестоящие административные органы. Разработчики ТЗ ЮНСИТРАЛ понимали, что законодательство не всех стран предусматривает такую возможность, и поэтому сопроводили соответствующие статьи ТЗ специальными комментариями о применимости. Несмотря на неоднократные возражения юристов, нормы о внесудебном обжаловании действий госзаказчика опять включены в новый законопроект. В принципе, ст.11 ГК предусматривает возможность защиты гражданских прав в административном порядке, но лишь в исключительных установленных законом случаях. Так является ли новый законопроект тем самым исключительным случаем? По-моему, нет. Только не сочтите меня противником внесудебного разрешения связанными с конкурсами споров. Своим слушателям - поставщикам я всегда настоятельно рекомендую использовать имеющиеся возможности,а слушателям - заказчикам рекомендую иметь в виду, то за последствия выполнение внесудебных решений вышестоящих административных органов отвечать по суду перед другими участниками, права которых будут ущемлены, придется именно госзаказчикам.И все мои такие рекомендации направлены на одно - стимулировать стремление сторон к разрешению споров по взаимному согласию, без доведения до суда и вышестоящих административных органов.

 Среди внесудебных способов разрешения споров для нашего случая надо различать досудебное разрешение споров в претензионном порядке, привлечение третейских судов (которые не входят в государственную судебную систему), а также разрешение споров вышестоящим административным органом. Лично я приветствую только первые два из этих способов. Почему? Аргументы насчет разделения властей, недопустимости административных решений по оспоримым гражданско-правовым сделкам и т.п. - оставим юристам. Меня же больше волнует следующая практическая проблема.

Чтобы стать судьей, необходимо, помимо прочего, иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии от 5 лет. Ни одно лицо не может быть представлено к назначению на должность арбитражного судьи без согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.  А ведь для работников УФОИВ таких квалификационных требований нет - хотя именно они (как предполагает законопроект) должны определять, какие действия госзаказчика соответствуют закону, а какие - нет (фактически - вершить правосудие).

 А что Вы бы  предложили для организации внесудебных разрешений споров, связанных с конкурсными госзакупками?

Поручить УФОИВ совместно с Минюстом России разработать и представить на утверждение правительства Положение о внесудебном разрешении гражданско-правовых споров, связанных с конкурсными госзакупками. В этом положении должен быть урегулирован порядок рассмотрения госзаказчиками претензий поставщиков и участников конкурсов. Этот же документ должен устанавливать (при необходимости) специфичные для конкурсных госзакупок особенности разрешения связанных с конкурсными госзакупками гражданско-правовых споров в третейских судах. Осмелюсь предположить, что для конкурсных госзакупок придется по крайней мере максимально сократить различные сроки, предусмотренные универсальным "Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров". Ведь ценность внесудебных процедур заключается именно в их оперативности, что исключительно важно в ограниченных по времени конкурсных процедурах. Кроме того, для оперативного рассмотрения особо сложных конфликтов по конкурсам на значительные суммы я бы предложил специалистам рассмотреть вопрос о целесообразности учреждения при УФОИВ специального постоянно действующего третейского суда. Лично мне последнее решение представляется самым лучшим (хотя и самым сложным с организационной точки зрения) решением проблемы.

В начале нашего разговора Вы также обещали остановиться на проблемах перевода и адаптации иностранных документов к нашим условиям.

В своих предыдущих публикациях я уже неоднократно раскрывал суть этих проблем. Поэтому позволю себе сначала напомнить основные моменты. Помимо вышеупомянутого снятия некоторых весьма существенных оговорок, из ТЗ ЮНСИТРАЛ в наши документы не перенесены некоторые конкурсные процедуры, без которых эффективная закупка сложной продукции невозможна (прежде всего - процедура "запрос предложений" и весь перечень процедур закупки услуг). Кроме того, даже официальные переводы иностранных документов содержат, мягко выражаясь, неудачные варианты перевода некоторых понятий, которые попали в наши документы (например, "запрос котировок", "квалификационный отбор", "конкурсные торги"). Можно наблюдать и обратные эффекты, когда бездумное использование латинизмов приводит к бессмысленным ("аукцион на понижение") или семантически искаженным ("предквалификация") лингвистическим конструкциям.В целом, читая новый законопроект, невозможно избавиться от ощущения, что читаешь неадаптированныйподстрочный перевод с английского.

 Но на сегодняшний момент меня больше волнуют технологические проблемы разработки новых НПА путем переноса и компиляции правовых норм из других документов. Ведь в своих лекциях в СКЦТ МЭИ в пределах отведенного времени одной из своих целей я ставлю обучение слушателей элементам этих технологий, необходимых для создания юридически грамотных конкурсных заявок и конкурсной документации, а также ведомственных или региональных НПА. И, к сожалению, многие наши и зарубежные документы различного уровня дают мне богатый дидактический материал для обучения тому, "как делать не надо ".

Используемая всеми нами компиляция требует знания определенных технологических норм. Ведь если набрать "с полок" автозапчасти разных производителей, то получится только набор запчастей ("ведро с гайками"), а движущееся транспортное средство - нет. Что касается компиляции юридических документов, то наиболее грубые ошибки здесь встречаются при попытках неаккуратного вторжения в структуру оригиналов. Не все обращают внимание, что названия глав, разделов и других структурных элементов НПА содержат обобщающие гипотезы содержащихся в них правовых норм (т.е. указывают на круг лиц, которым они адресованы, а также на обстоятельства, при которых они реализуются). Поэтому если при компиляции или переносе правовых норм просто убрать названия разделов или неаккуратно соединить нормы из разных разделов даже одного документа-оригинала, последствия могут быть довольно неприятными. Например, при формировании текста Указа-305 кто-то "заботливо" заставил разработчиков убрать имевшиеся в ТЗ ЮНСИТРАЛ названия статей и заменить термины "предквалификационный" на "квалификационный". После этого разобраться в том, что относится к квалификационным, а что к предквалификационным процедурам в Указе-305 стало исключительно трудно. Ориентироваться помогало лишь разнесение этих процедур по разным разделам Указа. А при разработке действующего московского закона о горзаказах московские законодатели свели в единую статью (ст.6 "Организация конкурса") следующие нормы: "Заказчик предоставляет конкурсную документацию поставщикам, прошедшим квалификационный отбор" и "... после окончания срока представления заявок на участие в конкурсе организатор конкурса проводит квалификационный отбор ...". В итоге это привело к тому, что одновременно выполнить обе этих нормы просто невозможно, т.е. любые московские конкурсные закупки будут проходить с обязательным нарушением одного из этих пунктов закона.

В действующих НПА и законопроектах проектах очень часто приходится сталкиваться с нарушениями правил структурной лингвистики, которые могут приводить к существенным ошибкам в толковании норм права и, соответственно, к гражданско-правовым спорам. И здесь не надо быть профессиональным лингвистом. Достаточно азов формальной логики.

При описании перечней видов какого-либо объекта следует не забывать про научные принципы классификации. Для примера можно рассмотреть, как отражена устанавливаемая типология конкурсов в структуре глав и статей нового Законопроекта. Здесь нарушены все 4 правила "деления объема понятия". Среди статей главы II "Способы закупок и условия их применения" нет, как минимум, статьи "Проведение открытого конкурса", что нарушает принцип полноты классификации (напомним, речь идет только о названиях статей, по сути открытый конкурс упоминается в ст.18). В одном перечне стоят, к примеру, закрытые и специализированные закрытые конкурсы, что нарушает принцип непрерывности классификации. В одном перечне стоят, к примеру, закрытые и двухэтапные конкурсы, что нарушает принцип деления по одному основанию (классификационному критерию) и принцип независимости членов классификации (кстати, в ФЗ-97 эта ошибка была устранена, а здесь появилась опять, что формально ставит двухэтапные закрытые конкурсы вне закона). Так что, эти ошибки попали к нам из ТЗ ЮНСИТРАЛ? Ничего подобного. Там в соответствующей главе II в названиях статей стоят не названия конкурсов, а условия их применения, что приводит к существенной разнице юридических последствий. Ведь у нас отсутствие двухэтапных закрытых конкурсов в перечне разрешенных способов закупок может трактоваться (а некоторыми и трактуется!) как запрет на их проведение, тогда как ТЗ ЮНСИТРАЛ просто не оговаривает специальных условий их проведения. Почему? Просто не сообразили, либо сочли для всех очевидным, что если множество отличительных признаков закрытых двухэтапных конкурсов формируется путем объединения соответствующих признаков двухэтапных конкурсов и закрытых конкурсов, то и условия их применения должны подчиняться тому же правилу объединения.

Еще пример. Попытка индуктивного применения аналогичных правил формальной логики к названию главы VI нового законопроекта "Основной способ закупки услуг" заставляет искать в законе какие-то другие (не основные, а "вспомогательные", что ли?) способы закупки услуг. А их в Законопроекте нет. Виноват ТЗ ЮНСИТРАЛ? Опять нет. Там следующая глава VII называется "Процедуры, применяемые при закупках альтернативными методами" и поэтому упоминание "альтернативных методов" сразу после "основного метода" вопрос о логичности названий глав в этом месте снимает. А в нашем законопроекте "Процедуры иных способов закупок" расположены в главе IV, что закупку услуг просто "подвешивает в воздухе".

А если задаться вопросом, "Основной способ закупки услуг" это способ закупки? Безусловно. Тогда почему в главе II Законопроекта нет соответствующей статьи, хотя условия применения этого способа фактически указаны в п.3.ст.18? И почему процедуры этого конкурса описаны в отдельной главе, а не среди других статей главы IV? Да просто потому, что так было в ТЗ ЮНСИТРАЛ, а нам надо "перенимать зарубежный опыт". Попробуем разобраться сами, почему в ТЗ с закупкой услуг обошлись так нелогично? Богатый материал на эту тему можно найти в приложении 4 к "синей книге" (Нестерович Н.В., Смирнов В.И. "Конкурсные торги на закупку продукции для госнужд", 2000). Там можно увидеть, какими порциями выдавала материалы ТЗ ЮНСИТРАЛ редакционная группа. Интересно отметить, что в докладе от 7.06.94 интересующая нас глава называлась не "основной", а "особый метод закупки услуг". Судя по тому, что в "Консультанте +" название этой же главы набрано с ошибкой, может, просто сильно торопились принять поправки, поступившие за время сессии ЮНСИТРАЛ, а где-то просто "девочка напутала"?

Многие специалисты по госзакупкам считают, что ФЗ-97 гораздо хуже, чем Положение-305. Лично я придерживаюсь противоположной точки зрения. Недостатки ФЗ-97 очевидны, но устранять их, по-моему, надо было путем доработки именно ФЗ-97,как юридически перспективного документа, в котором юристы уже исправили большое число ошибок. Сейчас это уже не важно. Разбор конкретных юридических норм не входит в предмет нашего сегодняшнего обсуждения. Все это не более, чем примеры искажений, которые неизбежно вносятся в нормативно-правовые акты при "переносе" норм права из чужих документов без соблюдения определенных технологических приемов. И напомню, что все это приводилось в обоснование моих сомнений в скором формировании у нас гармоничной и непротиворечивой нормативно-правовой базы конкурсных госзакупок.

И последнее. Вы много говорили насчет юристов и экономистов. Так кто в итоге по-вашему в большей степени прав?

Правы и те и другие, пока они остаются в области своей профессиональной компетенции. Просто они говорят на разных языках. Идеальным решением была бы организация их взаимного обучения азам экономики госзакупок и гражданского права. Может, тогда они поняли бы друг друга. А пока им просто нужен своего рода «переводчик».

 



[1] . С предыдущими публикациями Д. Абдрахимова, а также с полным текстом интервью можно ознакомиться на сайте автора в сети Интернет по адресу Http://decisionsupporter.com.


Создать закладку (0) | Просмотров: 3000

Ваш комментарий ...

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять коментарии.
Пожалуйста авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Последнее обновление ( 20.02.2008 г. )
 
« Пред.   След. »
© 2019 Сайт Дамира Абдрахимова, к.т.н.
Joomla! - свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.
Русская локализация © 2005-2007 Joom.Ru - Русский дом Joomla!
Страница сгенерирована за 0.029631 секунд